Кадровый голод: работников из Узбекистана забирает Южная Корея

Кадровый голод: работников из Узбекистана забирает Южная Корея

На рынке труда обостряется борьба за кадры, причины — сокращение населения, пандемия, закрытые границы, нехватка нерезидентов для найма на позиции линейного персонала, а также стремление молодого поколения иметь больше свободного времени.

Некоторые крупные промышленные предприятия останавливают инвестиционные проекты из-за нехватки линейных работников. В ритейле таких случаев пока не было, но борьба за кадры нарастает. За последний год в сегменте доставки оплата услуг выросла больше чем в 2 раза. Сотрудники по кругу переходят из компании в компанию в поисках большей зарплаты. И это не только российская, но и общемировая тенденция. Во всем мире практикуется привлечение временных сотрудников и оплата за каждую услугу. В России сложности с линейным персоналом вызваны массовой миграцией. У нас была достаточно большая доля работников из Узбекистана. Недавно мы ездили в Узбекистан посмотреть, что там происходит с рынком труда, и увидели, что туда вышли компании по найму из Южной Кореи и Арабских Эмиратов, открывают центры по подготовке сотрудников, которых будут вывозить на работу в свои страны. Из-за нехватки персонала ряд российских компаний уже привозят работников из Индии, причем, не единицы, а массово, приглашая сразу по 2–3 тысячи человек.

Мы сталкиваемся с проблемами нехватки профессиональных сотрудников. Одна из причин дефицита — конкуренция за кадры. Например, склад компании находится рядом со складом крупного маркетплейса, который переманивает сотрудников на временные работы. Там действуют очень гибкие графики, люди выходят к ним буквально на 1–2 часа, выполняют конкретные задания и потом снова возвращаются на основную работу. Но их эффективность снижается, потому что после подработки они приходят уставшие и не выспавшиеся. Чтобы не выбиться из гонки за кадрами, нужно передавать процессы подбора и адаптации персонала профессионалам.

Яндекс.Метрика